Mar. 22nd, 2017

riidekast: (Default)
Когда я был мелкий, родители иногда затевали разбирать залежи в кладовке и на антресолях. Антресолей у нас было богато, аж целых три. Кстати, долгое время я был уверен, что в "Вороньей слободке" бабушка жила именно на таких антресолях, скукожившись в коробке над коридором коммуналки.
Разбор залежей, как правило, заключался в том, что из закромов выволакивалось несколько чемоданов, из них вытряхивался различный занимательный хлам наподобие старых конспектов и фрагментов неидентифицируемых приборов, коридор заволакивало клубами пыли с привкусом канифоли, а я путался под ногамы и удивлялся - такие груды говна, но даже пятилетнему ребёнку трудно найти в них что-то интересное. Потом что-то выкидывалось, что-то откладывалось на потом, чемоданы обязательно возвращались на прежнее место, а освобождённый от хлама коридор выглядел необыкновенно свежо и ново.
Сейчас нечто подобное происходит на работе. Я же говорил, что история циклична? Если я начинаю работать в Историчке, ровно через год в ней начинается ремонт книгохранилища. Ну вот. Догрузили остатки книг, теперь выносим сейфы, в которых те книги стояли. Сейфы, ссука, тяжёлые, но лучше я буду их носить, чем залипать в комп, обложившись листовками, - это хотя бы бодрит. Сегодня узнал, что, оказывается, мой напарник - бывший директор школы. А у нас его презентуют как "вон того узбека, который может поставить книги в телегу не вверх ногамы".
Помимо книг, в сейфах обнаруживалось некоторое дерьмо, как-то воздуходув с возможностью обогрева, старая гарнитура от старого сименса, винты, идеально подходящие под мой системник, труп бабочки-крапивницы и бесхозные микрофильмы, промаркированные ГОПБ и явно забытые. По мере выноса дров из хранилища вздымалась застарелая пыль с неизвестно откуда взявшимся знакомым привкусом канифоли, по углам гуляло эхо, а я смотрел на меняющуюся топографию и тихо изумлялся.
Ещё ранее меня изумляла разница восприятия, в какой-то момент чорные холодные ебеня в отдельно взятом помещении, на которые я смотрел в первые дни с некоторым ужасом, превратились в уютные закрома, знакомые до последней полки. А теперь их распотрошили, вместо закромов с лабиринтами - гигантские пространства, по которым гуляет эхо, больше не пахнет книгами, по полу раструшены формуляры и мусор, и сколько не подметай, чище не становится, потому что нарушено что-то внутре.
Page generated Jul. 21st, 2017 10:37 am
Powered by Dreamwidth Studios