riidekast: (Нечестивый)
Полдня убил на сооружение высокохудожественных стендов с листовками 1917 года. У нас всё про 1917 год, и это уже надоело, и это ещё октябрь не наступил. Поначалу уютно разложился по всему читальному залу, благо стенды широкие, а столы ещё шире. Щазз. Пришёл читатель. Ладно, потеснился, освободил один стол от своего развесёлого оригами, дальше творю. Пришёл ещё один читатель. Я и его усадил, ужался дальше некуда, потому что невозможно на одном столе и раскладывать исходники, и лепить из них стенд формата А0.
Во всяком случае, я так думал, пока не пришли ещё двое читателей. К нам месяц вообще никто не приходил, Захар! а тут, видимо, они решили выполнить месячную норму за два часа. В общем, оказалось, что А0 вполне себе лепится и на стуле в уголочке, но при этом количество мата, изрыгаемого в час, увеличивается пропорционально отнятой читателями площади. Под конец я ушёл в некоторый коматоз и пел из него "Давай покрасим холодильник в чорный цвет".
Ладно, слепил, развесил, утомлённый и злой отправился курить. Возвращаюсь, на входе меня перехватывает охранник, ржот в три погибели и сквозь все эти погибели с трудом вопрошает:
- Это твои картинки там висят? ЫЫЫЫ
- Ну, мои, а что?
- ЫЫЫЫЫ
А там у моих стендов аншлаг, стоят библиотекари, охранники, узбеки, неистово ржут и снимают на мобильники. Да в чём дело-то, блеать?!
Оказалось, листовка подписана: товарищ Стоманьяков.
Вот что надо на афиши выносить, вот чем надо пробуждать интерес к библиотеке. Завтра Библионочь, так Историчка предполагает ея заполнить чтениями Ленина. Это же будет ночь ужасов.
riidekast: (Стебут)
В библиотеке собираются вводить коэффициенты эффективности. Пока что никто не понимает, как это будет работать, ясно только, что надобно учитывать каждый пук.
Сидел изучал нормативы, что ни пункт, то шедевр. Например, при переводе документов на иностранные языки за перевод на основной язык, который знает сотрудник, коэффициент, условно, 1,5, а за любой другой - 2. Вывод, чем меньше знаешь языков, тем больше заплатят. Ещё отдельно установлены нормы времени на завязывание верёвочек у папок и на написание одной буквы на разделителях в картотеке.
riidekast: (Default)
На сцену выходят люди в чорном и начинают с серьёзными лицами комкать целлофан. Вращаются кондовые деревянные центрифуги, наполненные рваной бумагой. Суровый мужик, вооружившись молотом, подходит к мятому листу жести. И рождается... нет, не музыка. По залу веет свежий предрассветный ветерок. Из камышей с шумом вылетает встрёпанная утка. Поют птицы. Шелестит листва. Начинается дождь, за считанные минуты лёгкая морось переходит в ливень, который стучит по крыше театра, лупит в окна... Гремит гром, в зале уже кто-то простудился и чихает. Но дождь заканчивается, выглядывает солнце, снова начинают подавать голос птицы. А ещё до этого я никогда не обращал внимания на то, с каким звуком скапывает вода с деревьев после дождя.
Проект "Звуковые ландшафты" заключается в том, что некий доброхот реконструировал машины, которые использовались для озвучки в театре и немом кинематографе, и теперь с их помощью создаёт (кэп) звуковые ландшафты. Не знаешь, закрыть глаза и впитывать звуки, или вовсю смотреть, как люди в чорном управляются с дикими механизмами, которые эти звуки порождают. Самое удивительное, что кто-то до этого додумался. В принципе, скрежет дерева по дереву, наждака по доске, удар металла по фанере - ни о чём, пустой шум, а можно извлечь из него целую симфонию жизни. Я теперь на звукарей буду смотреть совсем другими глазамы.
Спектакль? концерт? закончился композицией "День гнева". Вот тут точно нужно было слушать, не отвлекаясь на визуальную картинку. Я услышал сравнение мистического конца света с обыкновенным, так сказать, общечеловеческим. Сначала по земле метался некий гигантский змей, губя всё живое, а потом ту же песнь разрушения подхватило человечество, и вместо трубных гласов раздались автоматные очереди и лязг танковых гусениц. И тут ещё бааальшой вопрос, что страшнее.
А когда от Земли, их общими усилиями, осталась только голая выжженная равнина, спустя какое-то время снова подул ветер... зашелестела новая листва... зачирикали птицы. Сначала робко, потом всё смелее. И тут я понял, что абсолютно правильно понял во времена оные летовскую "Невыносимую лёгкость бытия", которая всё о том же, о возрождении измочаленной планеты после людей. Она, лёгкость, таки возможна. А невыносима потому, что с человечеством плохо сочетается.
Вышли из зала:
- А теперь надо вспомнить, как дышать.
- Угу.

riidekast: (Заземление)
И все ушли, а ты остался на дежурстве.

riidekast: (Default)
Дом № 10 по Академика Королёва - это пруд. Даром что я живу в этой местности (ну как в этой... оно мне всё рядом, и всё моё, и Останкинскую башню я воспринимаю как свою собственную) второй десяток лет, узнал об этом из книги, сначала не поверил и полез в карты. Действительно, пруд... Так вот, оказывается, на том пруду стоит памятник зелёному человеку с красным телевизором, причём телевизор отлит в граните. Я ездил мимо бессчётное количество раз и до сих пор не видал этого непотребства!..
А потом мы с [personal profile] gorgulenok проследовали в самое сердце Останкина по альтистоданиловским местам и там забухали.

фото предоставлено отделом Э
riidekast: (Default)
В июле она несколько дней металась по хранилищу, на тот момент больше напоминавшему душегубку, билась в плафоны и замурованные окна. Я хотел ея вынести на улицу, долго гонялся, но так и не поймал. А на днях покойница обнаружилась в куче пыли из-под вынесенных сейфов.

riidekast: (Default)
Час надо мной жужжало, пищало и щёлкало. Под конец сообщили, что, оказывается, у меня обнаружен мозг.
Отрадная весть, но, диавол, как же после этого разболелась голова!
А медкарту оформили по нормальному имени.
riidekast: (Default)
Когда я был мелкий, родители иногда затевали разбирать залежи в кладовке и на антресолях. Антресолей у нас было богато, аж целых три. Кстати, долгое время я был уверен, что в "Вороньей слободке" бабушка жила именно на таких антресолях, скукожившись в коробке над коридором коммуналки.
Разбор залежей, как правило, заключался в том, что из закромов выволакивалось несколько чемоданов, из них вытряхивался различный занимательный хлам наподобие старых конспектов и фрагментов неидентифицируемых приборов, коридор заволакивало клубами пыли с привкусом канифоли, а я путался под ногамы и удивлялся - такие груды говна, но даже пятилетнему ребёнку трудно найти в них что-то интересное. Потом что-то выкидывалось, что-то откладывалось на потом, чемоданы обязательно возвращались на прежнее место, а освобождённый от хлама коридор выглядел необыкновенно свежо и ново.
Сейчас нечто подобное происходит на работе. Я же говорил, что история циклична? Если я начинаю работать в Историчке, ровно через год в ней начинается ремонт книгохранилища. Ну вот. Догрузили остатки книг, теперь выносим сейфы, в которых те книги стояли. Сейфы, ссука, тяжёлые, но лучше я буду их носить, чем залипать в комп, обложившись листовками, - это хотя бы бодрит. Сегодня узнал, что, оказывается, мой напарник - бывший директор школы. А у нас его презентуют как "вон того узбека, который может поставить книги в телегу не вверх ногамы".
Помимо книг, в сейфах обнаруживалось некоторое дерьмо, как-то воздуходув с возможностью обогрева, старая гарнитура от старого сименса, винты, идеально подходящие под мой системник, труп бабочки-крапивницы и бесхозные микрофильмы, промаркированные ГОПБ и явно забытые. По мере выноса дров из хранилища вздымалась застарелая пыль с неизвестно откуда взявшимся знакомым привкусом канифоли, по углам гуляло эхо, а я смотрел на меняющуюся топографию и тихо изумлялся.
Ещё ранее меня изумляла разница восприятия, в какой-то момент чорные холодные ебеня в отдельно взятом помещении, на которые я смотрел в первые дни с некоторым ужасом, превратились в уютные закрома, знакомые до последней полки. А теперь их распотрошили, вместо закромов с лабиринтами - гигантские пространства, по которым гуляет эхо, больше не пахнет книгами, по полу раструшены формуляры и мусор, и сколько не подметай, чище не становится, потому что нарушено что-то внутре.

Бытие

Mar. 15th, 2017 12:57 am
riidekast: (Default)
И тем не менее есть какая-то извращённая прелесть в утренних хождениях по лiкарням вместо работы. Хотя если бы пришлось переться к семи утра за талончиком, вряд ли я бы воспринимал эти хождения так легко. Тем не менее, новые маршруты, новые места, не ебеня с промзоной - так парк, не парк - так район из параллельного мира... Потом внеочередной пикник на обочине под осенним зимним весенним солнцем. А мотивация для пикника совершенно железобетонная - чтобы потом на работе не поплохело. Да и осознание, что каждый такой поход в лiкарню приближает результат, изрядно бодрит. В итоге возвращаюсь на рабочее место даже в чём-то отдохнумши (а по дороге ещё один банан сожрамши, да чаю испимши, да пару раз покуримши, да в ебеня повтыкамши).
Только чего-то я переоценил нонеча свою отдохнувшесть. Я сильный! Я смелый!! Я, блядь, ебанутый!!! Вдвоём с узбеком, вооружившись тремя телегами, за полтора часа перегрузили с этажа на этаж 1800 книг. И, главное, так хорошо и бодро пошло, но я совсем забыл, что перед тем из меня изрядно попили кровушки. В результате вечером резко срубило, дополз до дома, упал и умир.
По крайней мере, с пивом помирать значительно веселее, чем без оного, кончился мой зож.
riidekast: (Default)
Ровно год я хожу по тёмной страшной улице мимо шлагбаума, двух бесхозных танков и солдата, сидящего рядом с помойкой. В первые дни было страшно и неуютно, а теперь вечером не хочется уходить.
riidekast: (Нечестивый)
Герцен плавно вращается в гробу.
Вчера у нас открылась выставка его имени. Под названием "Кого разбудил Герцен". Я вам скажу, кого он разбудил, он разбудил диавола, поскольку не явился вовремя на собственную выставку.
(Герцен, ты можешь ускориться)
В середине дня на полчаса забежало встрёпанное начальство и сообщило, что Герцен должен был стоять на выставке ещё вчера, поэтому я вам сейчас покажу, откуда его надо волочь к диаволу в котёл. Широким жестом указало на полки:
- Тут его много! Берите, что угодно, ставьте, как понравится, лишь бы было красиво и готово ко вчерашнему вечеру.
(Герцен, forte)
Герцена действительно было много. И до чего же он оказался убогим! Чтобы минимально забить витрины чисто для видимости, нужно 24 книги. За два часа я нашёл одиннадцать более-менее смотрибельных, из которых половину составляла герценовская "Полярная звезда". Я ибал ея как мог, одну "Звезду" я раскрыл на титуле, другую на предисловии, третью выставил обложкой с портретами воображаемых декабристов, с четвёртой поначалу затруднился, но потом выибал и её. И всё равно остался вагон свободного места.
(Герцен, fortissimo)
Пожалуй, пустые пыльные витрины, из которых только что вынули мазаринады, а под стеклом катаются клочья пыли и обрывки бумаги, выглядили позитивнее и наполненней, чем то, что я сотворил, поместив в них Герцена. Но пути назад не было, а свободное место, тем не менее, надо было чем-то забивать. Я выдохнул, вспомнил, что всё равно никто не придёт на это смотреть, и напихал на свободные места первые попавшиеся книжки. Как назло, через полчаса пришёл читатель и пожелал смотреть Герцена. И знаете что?! Прокатило!!!
Нет, Герцен, ты продолжай вращаться, не останавливайся. Потому что мне потом надо было нарисовать про всё это постыдное безумие афишу. Первым моим порывом было сваять советскую доску почёта, повесить над нею красный транспарант и на нём написать: "ИХ РАЗБУДИЛ ГЕРЦЕН". Но всё же момент, когда я уселся в фотошоп, был первым моментом, когда я за этот день наконец в принципе сел и мог испить чаю, а ветерок от вращающегося в гробу Герцена хоть немного освежал.
Я родил-таки ежа, ёж выглядел как утренний Герцен, желающий похмелиться, но вместо вожделенного стакана нащупывающий лишь разлагающуюся от времени бумагу. Но всё равно оно выглядело лучше, чем гипотетическая доска почёта.
После этого я закончился в принципе.
riidekast: (Default)
...И время куда-то бодро похуярило.

Только что пытался представить себе, как буду переживать бесконечную зиму с ея тёмными утрами, тёмными вечерами, морозом, снегом в морду, льдом под ногами и - в промежутках - в походах в лiкарню, а вот она уже и кончилась. Солнце вернулось, за окном льёт дождь, лёд под ногами от этого, правда, только нарастает, в лiкарне меня больше не ждут. И вообще через две недели внезапно день рождения, до которого была ещё целая безда времени.
Не то чтобы я куда-то опаздывал, но никак не могу принять и понять, что если какой-нибудь Праздник усечённых паппелей намечается через одиннадцать месяцев, это значит, он наступит уже послезавтра. Смирись и будь готов.
Какие у меня были глобальные планы на весну, ах, какие планы!.. И казалось, что это всё так далеко и не скоро, а потом я посмотрел на календарь. Удивился. Ещё больше удивился, что, оказывается, умудрился-таки подготовить для этих планов основу, вот это ваще внезапно.
riidekast: (Default)
Возвращаюсь с перекура. Пока я дышал свежим воздухом, в читальном зале снова заклинило электронный замок, причём внутре осталась наша заслуженная сотрудница, способная выносить двери лёгким движением пальца, а снаружи - хасид, разбиравший в том же зале листовки и по воле случая выскочивший поговорить по телефону. Ну ладно, в ожидании рабочих, которые придут и откроют замок, пошёл в кабинет пить чай. Уточнение, чайник стоит на полу за дверью.
Приходит товарищ из соседнего отдела и с квадратными глазами спрашивает:
- Что тут у вас происходит?!
Да ничего особенного. В запертую дверь изнутри кто-то яростно ломится, изрыгая матерные проклятия, перед дверью радостно подпрыгивает хасид и, дико хохоча, кричит в телефон: "Евреи! Евреи!! Чорная сотня!!!", а из соседней двери валят клубы не то дыма, не то пара. И Сундук с покерфейсом мешает ложечкой в чае.
riidekast: (Default)
Библиотека Сталина хранится в кондовых железных гробах, живущих собственной жизнью. Они самопроизвольно качаются, скрипят, хлопают дверцами. Давеча один такой гроб со сломанным замком у меня на глазах сам закрыл створки и заперся, пришлось вскрывать его шваброю. В принципе, нетрудно представить себе, как эти гробы аккуратно цепляют дверцей зазевавшегося библиотекаря, подтаскивают его к себе и неспешно зохавывают.
Read more )
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:56 am
Powered by Dreamwidth Studios