riidekast: (Default)
Гордитесь, люди, что знаете меня. Я - тот самый человек, что сходил нахуй и вернулся с магнитиком. По идее, я должен приносить по магниту каждый вторник.

riidekast: (Лори)
Проснулся в половине четвёртого и обнаружил на месте люстры чорное горелое треугольное пятно неправильной формы. Сначала охуел, потом стал анализировать. Если люстра таки сгорела, почему не пахнет дымом? А если упала, почему я этого не слышал?
Сфокусировал наконец взгляд и понял, что белые плафоны растворились в сумерках на фоне потолка, а остальное - это каркас люстры, тень от нея и моя не до конца проснувшаяся голова.
По ходу я переутомился.
riidekast: (Нечестивый)
Оказывается, покупка вотки в полуподвальном магазинчике сейчас вовсе не та рутинная процедура товарно-денежного обмена, что раньше. Сначала надо спросить: вотка є? Она є, если ты затариваешься в этом лабазе на более-менее регулярной основе. Потом надо дождаться, чтобы все покупатели вышли. Потом тебе выносят желаемое в чорном-пречорном пакете, чтоб никто не догадался.
А потом ещё и спросили - вам точно такое сойдёт? Да блин, мне для помывочных целей и не такое сойдёт. Хотя, когда вскрыл фуфырик, накрыло воспоминаниями о том, как я был молод, и глуп, и способен это употреблять внутрь.
riidekast: (Default)
XXVIII съезд КПСС смотрела вся семья, и как раз тогда я понял, что политика может быть интересной. Хотя бы потому, что можно показывать пальцем на выступающего Горбачёва и хихикать: "Президент под столом сидит", бо трибуна находилась значительно ниже президиума.
Потом я долго рисовал политиков, года четыре точно. Политиков можно было рисовать только шариковой ручкой на клетчатых листках, иначе было неканонiчно. Говорят, даже похоже получалось. Я выстраивал их в несколько рядов, как для групповой фотографии, и каждого подписывал. Сейчас кроме, собственно, Горбачёва, Ельцина, Попова, ГКЧП в полном составе и ещё нескольких персоналий никого толком и не вспомню. А был их легион, я знал всех поименно и радостно рисовал.
Это я так извращённо ностальгирую по началу девяностых.
riidekast: (Мартин Рейхстагович)
Собственно, началось с того, что в субботу я увидел где-то на заборе надпись "Kosovo je Srbija" и как результат, все выходные в голове крутился "Косовский фронт". Дабы отделаться, нагрузил плэер "Коловратом", думаю, хоть взностальгну. Теперь у меня только один вопрос, как перестать ржать, когда под печальный гитарный перебор трагичным голосом поют о павших воинах правой руки.
riidekast: (Нечестивый)
Составляю ежемесячный отчот о проделанной работе, нормы времени на завязывание верёвочек и написание одной буквы - это какое-то убийство веником. Так и запишем: поиск проёбанного каталожного ящика - пять часов, надзор за рабочими в труселях - двадцать часов.
riidekast: (Default)
В детстве, бывая у приятелей, неимоверно завидовал тем, кто жил в панельках. Сам я при этом жил в сталинке, но почему-то маленькие комнатки, трёхстворчатые окна и подъезды с пластиковыми перилами наводили странную тоску по тому, чего я никогда не видел. Даже во сне у меня уже долгие годы есть постоянная локация в доме с раздолбанным лифтом - двухкомнатная квартира, в которой слышно соседское радио, с бумажными отслаивающимися обоями и видом на недострой. Там я отдыхаю.
С годамы я понял, что завидовать особо нечему, но - у других была в детстве панелька, а у меня ея всё равно не было. Да, у меня сейчас есть трёхстворчатое окно. И иногда разлюбезный Смыков исполняет роль радио, в такие моменты радуюсь, что соседи у меня только с двух сторон. В панельном доме с картонными стенамы я бы довольно быстро, подозреваю, дался ёбу. Но странная иррациональная приязнь к панелькам сохранилась и, видимо, именно она со временем мутировала в постоянные поиски эстетики ебеней - когда меня начинает носить по спальным районам за сложнообъяснимыми красотами.
riidekast: (Default)
Предпоследний или последний троллейбус ехал с молодецким посвистом и разве что не кричал "Эгегей" в чорную ночь. На знаковых остановках типа станций метро он слегка притормаживал для приличия и нёсся дальше с удвоенной скоростью. Ехать с ветерком было занятно, но внезапно я осознал, что неиллюзорно рискую с тем же ветерком умчаться в парк.
Когда троллейбус в очередной раз символически притормозил на моей остановке, я хотел крикнуть водителю, чтобы он открыл дверь, но вместо этого неожиданно для самого себя выдал хриплое карканье "ОКНО, БЛЯТЬ, ОТКРОЙ". Чорный силуэт в кабине подпрыгнул и остановил транспорт.
А я вышел и побрёл домой в полном недоумении, что сие было. И ведь не пил.
riidekast: (Лори)
Я мастер выдумывать себе фобии. Когда после работы находит стих помахать гантелями, примерно в это же время у медведя наступает час буйных игрищ. И вдруг мне стало страшно нечаянно уебать ея железякой в процессе разводки, пока медведь хаотично носится по всем горизонтальным поверхностям, включая меня. Понимаю, что вероятность встречи медведя с гантелей близится к нулю, но который день не могу отогнать стоящую перед внутренним взором картинку, когда травмированный зверь превращается в сломанную заводную игрушку, смотрит в никуда и движется нелогично и страшно.
Брррр.
riidekast: (Default)
Наверно, зря я давеча уснул с плэером с ДДТ. Температура воды в Прибалтике плюс восемь и всё такоэ.
Может, когда-нибудь разовью этот нечаянный упорос до полноценного лубка по мотивам. Ну или нет.

riidekast: (Стебут)
В библиотеке собираются вводить коэффициенты эффективности. Пока что никто не понимает, как это будет работать, ясно только, что надобно учитывать каждый пук.
Сидел изучал нормативы, что ни пункт, то шедевр. Например, при переводе документов на иностранные языки за перевод на основной язык, который знает сотрудник, коэффициент, условно, 1,5, а за любой другой - 2. Вывод, чем меньше знаешь языков, тем больше заплатят. Ещё отдельно установлены нормы времени на завязывание верёвочек у папок и на написание одной буквы на разделителях в картотеке.
riidekast: (Default)
Изучаю инструкцию к таблеткам. Побочные действия: сонливость; бессонница; запор; диарея; патологическое пристрастие к азартным играм.
riidekast: (Нечестивый)
Наиболее полное и совершенно необъяснимое ощущение безысходности я вынес из раннего детства. Чтобы добиться эффекта, необходимо раздобыть чугуниевую ванну, газовую колонку, и немного ими попользоваться поздним вечером, чтобы колонка гудела и подмигивала синим пламенем, а струя из крана шумно ударялась в чугуний. Когда наконец заворачиваешь кран, колонка прощально пыхает и гудящее в ней пламя сдувается до молчаливого синего язычка, а на потрескавшуюся эмаль чугуниевого дна ванны в наступившей тишине гулко падают последние капли. Если вы всё правильно сделали, из чорной бездны за крестовиной отверстия перелива в этот момент на вас посмотрит БЗСХДНСТ, а вы услышите шорох движения планет за стенами дома. Это катается Слендермен в гробу на колёсиках.
В жизни моей было много куда более осмысленных безысходных ситуаций, и в детстве в том числе, но ни одна не наполняла душу такой чорной тоскою, как эта умирающая капель в чугуниевое дно среди внезапной тишины.
riidekast: (Default)
Когда я, в бытность свою девятнадцатилетним Сундуком, шёл устраиваться в Историчку, в какой-то момент словил инсайт. Перед внутренним взором выстроилась чёткая картина: сидит Сундук за кондовым столом и общается с читателями (на этом месте уже стало дурно, бо я всегда был социофобом). За спиной в полумраке - малая родина в виде стеллажей, набитых литературой. Сгущаются сумерки, Сундук надевает свою солдатскую шинель, по-хозяйски выключает свет и гремит ключами, запирая цитадель науки. То есть это всё представилось одномоментно, как некий сюжет из книги или из сна, промелькнуло и забылось, а когда я начал свой путь грузчика-разнорабочего, эта картинка окончательно поросла мхом и пылью, как не имеющая ничего общего с библиотекарским трудом.
Спустя одиннадцать лет сюжет не то что материализовался, а стал обыденностью, разве что шинель давно канула в небытие. В один из вечеров ходил себе, обесточивал помещения, запирал двери, и внезапно понял - вот оно, йа это видел.
riidekast: (Лори)
У меня новый приход.
Через пару недель после операции бугуртел, что больно, что бандаж, что робот Бендер свободнее движется, чем я.
А давеча накрыло каким-то расслоением. Пошёл в рабочий сортир переклеивать пластыри, смотрю в зеркало - красиво, шрамы постепенно розовеют... Так, стоямба. Это что в зеркале, я? Это мне операцию сделали? Вы чоу, шутите? Вот это вот всё было? Это вот у меня это всё заживает и я на себя что-то леплю? Да ну, так не бывает, это не я, а кто-то другой. А что пластыри у меня, чешется под ними у меня и в зеркале красота с моим лицом - то какая-то ошибка. Так не бывает. Это было не со мной.
После перекура идиотское ощущение отпустило, но я чувствую, что оно где-то рядом.
riidekast: (Летает)
Цвета зимы - белый, серый, коричневый, красный. Белый снег, серый снег, коричневый снег. И красный кирпич домов. И всё это плотно ассоциируется с Советским союзом, каждую зиму весь мир превращается в какую-то тотальную овощебазу из красного кирпича, внутре которой меж выкрашенных масляной краской стен висит на голом проводе тусклая лампочка и пахнет капустой, а вокруг бескрайние просторы грязного снега. А ведь где-то в таком же монохромном зимнем мире стоят краснокирпичные домики с крутыми крышами и резными слуховыми оконцами, и, наверно, та же цветовая гамма вызывает совершенно другие ощущения. Да и в сказке про Белоснежку вряд ли королева думала о той овощебазе, сидя с вышивкой перед чорным окном в пасмурный зимний вечер.
Брежу, извините.

Saboteurs

Dec. 10th, 2016 02:30 am
riidekast: (Default)
Я терпеть ненавижу живопись, но мой дражайший собеседник поверил в это только после того, как я признался в вечной любви к Дали, Ложкину и Пузу. Примерно так же сильно я не люблю историю, и именно поэтому упрлс сижу читаю про операцию "Ганнерсайд".
И вроде бы всё то, а вот что-то не то... Понял, что. Мюетехяпяей это называется, он же финский стыд, когда другой придумал, а неловко почему-то тебе. Участники операции прошли N километров в пургу, выполнили миссию, прошли ещё NN километров в пургу, ВЫЖИЛИ и стали героями. В буквальном смысле, а не в привычном, который бугага.
А у нас чуть ли не на подкорку записано, что герой войны - мёртвый герой. Если человек прошёл огонь, воду и ледяную пустыню, а потом вернулся, значит, где-то на полпути его совратил Госдеп. В смысле, условно, так-то я и сам свои триста баксов жду.
То есть я вот сейчас поймал себя на подсознательном ожидании, что в конце истории участники операции дружно замёрзнут в снегах, подорвутся на собственных зарядах или погибнут как-то ещё, а без этого, значит, недостаточно героично получается. И рука сама липнет к лицу в могучем аутофейспалме.
Page generated Sep. 21st, 2017 01:16 am
Powered by Dreamwidth Studios