riidekast: (Летает)
После демонтажа стеллажей оказалось, что в нашем хранилище светло и просторно. Пофиг, что на помещение размером со стадион всего четыре окна, светло, я сказал! Однако площадь при этом сдулась. Лабиринты молчаливых ожидающих книг, которые пережили не одно поколение библиотекарей, расширяли пространство и местами прихватизировали площадь ближайших параллельных миров, поздними вечерами из углов сквозил космос, а сейчас это охуительно большая, светлая и гулкая, но всего лишь комната. И очень не хватает привычного вечернего круга почёта по вечности, прежде чем опечатать двери.
riidekast: (Default)
Книжный флэшмоб от Шэна я провалил довольно бесславным образом.
Нужно было написать о пяти прочитанных книгах на определённую букву. Никогда бы не подумал, что это может быть так трудно. Читал я в жизни, вроде бы, не особенно мало, но чтобы вспомнить какое-то количество книг на определённую букву, приходится прикладывать титаническия усилия. Мне досталась буква Л. Я долго чесал репу, заглянул в книжный шкаф, но всё равно выудил из памяти только два названия. Тогда мне была выдана буква А. Я чесал репу ещё дольше, хотел уже позорно капитулировать и признать, что читать умею только по слогам, но наконец родил ежа.

Read more )
riidekast: (Лори)
Давеча, продолжая ковырять Сталина, наткнулся на последовательность из книг с дарственными надписями авторов. Из знакомых лиц только Бухарин, остальные фамилии видел в первый раз. Но как душевно-то!
"Дорогому старому товарищу Кобе..." (кстати, довольно много адресовано именно как Кобе)
"Любимому Учителю и вдохновителю..."
"На долгую память верному соратнику партии..."
К началу второго десятка рука приросла к лицу, накрыло труднообъяснимым, но довольно чорным отчаянием и захотелось возопить: "Люди, блеать, вы видите, перед кем распинаетесь и где он вас вертел?" Я не проверял, но что-то мне подсказывает, что дорогой вдохновитель Коба до конца тридцатых годов успел всех этих дарителей утилизировать. Вот в понедельник уточню.
Хотя одна надпись мне зело понравилась. Роман о деревне "Шатающаяся земля". "Дорогому товарищу Сталину. Если бы вы не озаботились созданием колхозов, то никогда бы не вдохновили написать Шатающуюся землю". Судя по тому, что роман не гуглится, автора пустили в расход сразу на месте.
riidekast: (Летает)
В наступивших сумерках какой-то бес в обличье собаки стал переходить дорогу, он был такой длинный, что переходил дорогу, наверное, с полчаса.
— Бывают же твари! — покачал головой гуменщик и продолжил свои враки.
riidekast: (Default)
Библиотека Сталина хранится в кондовых железных гробах, живущих собственной жизнью. Они самопроизвольно качаются, скрипят, хлопают дверцами. Давеча один такой гроб со сломанным замком у меня на глазах сам закрыл створки и заперся, пришлось вскрывать его шваброю. В принципе, нетрудно представить себе, как эти гробы аккуратно цепляют дверцей зазевавшегося библиотекаря, подтаскивают его к себе и неспешно зохавывают.
Read more )

Бытие

Feb. 4th, 2017 02:11 am
riidekast: (Default)
Дарвин смотрит на могилу вождя как... Просто смотрит.



Read more )
riidekast: (Default)
День прошёл под знаком 1917 года. Старые листовки - зело интересный пласт истории, это как разновидность примитивного искусства, наивно и местами смешно. Зарылся в коробки с превеликим удовольствием, по ощущениям сия агитация выглядит, как если бы потенциального избирателя окружила толпа возбуждённо подпрыгивающих Чебурашек и начала его дёргать за штанину:
- Проголосуй за меня!
- Нет, за меня!
- Нет, я круче! За меня!
Правда, через несколько часов всё равно стал думать сплошными лозунгами, а к вечеру глазки собрались в кучку.



...Ах да, вопиющие камни. Уже несколько упоровшись, перелистнул очередную страницу и восхохотал. Это вот камни вопиют. Я сам орал как камень =)

Read more )
riidekast: (Летает)
А вот нашёл чудесный экзистенциальный букварь
https://www.flickr.com/photos/eighty5/sets/72157623382505858/page1

У меня был такой же! И я его выбросил, отсняв на память пару самых бредовых рассказов о Ленине. А люди с рукамы и головой из плеч вон чего делают.

riidekast: (Default)
В иллюстрированных детских книжках меня больше всего завораживали картинки-виньетки, размещаемые в конце текста. Как правило, они несли в себе не столько квинтэссенцию-подитог произведения, сколько свой, совершенно загадочный смысл. В одной из книг с иллюстрациями Билибина сказка заканчивалась маленьким окошком в ночной дремучий лес, из которого сверкал глазами тёмный волчий силуэт. Я в упор не помню, что это была за сказка, но одного этого волка хватило бы ещё на сотню сказок, притом что в сюжете он, кажется, если и участвовал, то мимоходом.
Обычно эти виньетки были более прозаичными, но не менее содержательными. Историю о ссоре молока и манной каши подытоживал довольный кот на лоскутном одеяле, а, скажем, стихи о Маше-растеряше заканчивались растрёпанной куклой, небрежно брошенной рядом с будильником. История закончилась, ея герои пошли куда-то вытворять что-то, предписанное сценарием, жить-поживать и вытирать с усов условные мёд-пиво, а виньетка - окно в другой, опустевший мир. Герои ушли, теперь там царят свои законы, что-то вроде вчерашнего дня, пожираемого лангольерами, но только самодостаточное - в каждой такой картинке кроется свой сюжет, уже никак не связанный с самим произведением.
Примеры я, конечно, дурацкие привёл... Но вот недавно попалась советская брошюрка двадцатых годов, а там в тексте маленькая врезка-картинка. Смотрю на нея и чувствую - что-то не то, не на месте рисунок. Как раз слишком концентрированно и при этом не по теме рассказа, ему бы самое место стоять в конце и быть одновременно абсолютным финалом и недосказанным продолжением.
Подумалось, что запредельной крутотою были бы иллюстрации по Летову - не к самим песням, а вот такие пост-сюжетные виньетки.
riidekast: (Стебут)
- Известно, что врачами нередко рекомендуется употребление пива для укрепления организма. Отсюда вовсе не следует, что употребление пива для коммуниста не ограничено никакими размерами;

- Пьянство представляет собой наклонную плоскость, по которой коммунист может скатиться до кутежей, гульбищ и преступлений по должности;

- Всякие злоупотребления, доводящие коммуниста до состояния невменяемости, должны быть жестоко порицаемы;

- Также необходимо прекратить посещение коммунистами трактиров и иных зазорных мест;

- Однако, преследуя коммуниста только за то, что он выпил стакан пива, или купил необходимую для существования корову, без которой он не может обойтись, мы тем самым загоняем коммунистов в подполье.
riidekast: (Лори)
Нашёл зело многотомное издание "Естественной истории" Бюффона, залип на иллюстрации. Не знаю, какими тиражами выпускали книги в XVIII веке, но каждый том полон вклеек, тщательно раскрашенных вручную, в паре мест щетина от кисти прилипла.
И опять идиотское послевкусие. Восторг от кропотливой работы художника постепенно сменился тошным унынием. Тигры и львы стоят в позе римской волчицы и косят круглым глазом, как геральдические бабры. У летучих мышей лица пожилых карликов. Приматы на сложных щщах вздымают руки в бумажное нигде и явно наблюдают за кадром падение челябинскаго метеорита. Крот почему-то стоит на мраморном постаменте посреди сада. Всё это не сразу бросается в глаза, но от долгого просмотра возникает что-то вроде эффекта зловещей долины, отчего изрядно портится настроение.
riidekast: (Default)
Дрессировщики опять разразились длинной взволнованной тирадой. Прабакер кивал, слушая их, и открыл рот, приготовившись переводить. Толпа любопытных арестантов возрастала. За решеткой начинался коридор, с одной стороны которого располагались зарешеченные окна, с другой – помещения для заключенных, откуда они в данный момент и высыпали. У решетки скопилось не меньше сотни человек, завороженно слушавших рассказ дрессировщиков.
Read more )

Workinghard

Oct. 5th, 2016 01:34 am
riidekast: (Default)
По-хорошему мне сейчас нужен ещё один отпуск, чтобы отдохнуть от прошедшего.
С самого утра снова был переброшен на линию фронта с дремучей рваниной. Начальство пришло к выводу, что создание базы данных есмь важнейшее из искусств, и в угоду оному принесли всё остальное - и сохранность фонда, и расстановку. И вот сидел я и до посинения нумеровал книги пятизначными числами, а за мной по пятам шла С. с базой. В какой-то момент возникает стойкое ощущение, что все эти циферки уже когда-то были, и начинаешь по десять раз перепроверять, что ты там написал две секунды назад. И всё равно остаются пропущенные номера, которые приходится добивать случайными книжками с других полок. После этого их никто и никогда не найдёт, зато по порядку!
Откровением оказался внезапный переход на зимнее расписание. Я как-то не был готов в первый же день, да ещё припёршись с утра, отсиживать вторую смену, но часы мне нужны. Из темноты в окно читального зала стучался дождь, а я уютно сидел в одиночестве в углу, поедал андипал вприкуску с чаем и АДСКИ БЛЯТЬ СТРАДАЛ от недосыпа, ощущая, как нутро моё, пока я сижу, порхает вокруг стоящего на шкафу бюста Крла Мркса, но всё равно вторые смены прекрасны. И был стремительный путь сквозь темноту и мокрую листву, пустой поезд и сладкий дымный воздух.
А сейчас, как назло, снова спать не хочется. Я завтра сдохну #кхуям.

Две фоточки )
riidekast: (Нечестивый)
Неделя тянется бесконечным рулоном коричневой бескислотной бумаги. Она с одной стороны гладкая, с другой шершавая, и по обеим сторонам ручка пишет одинаково хуёво. Это меня перебросили на самый адский участок хранения - в кабинет философов. К сожалению, в этом кабинете нет задумчивых персонажей в хламидах, которые бродили бы меж стеллажей и время от времени изрекали что-нибудь глубокомысленное. Вместо этого мне показали КУЧУ ГОВНА и сказали, что ея надобно превратить в конфетку.
Read more )
Page generated Jul. 24th, 2017 10:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios