riidekast: (Default)
Давеча шёл мимо ВДНХ, там по случаю дня города устроили гуляния с тамадой, крокетом и дамами. И видно, что почтенная публика устала от гуляний и крокета, народа практически нет. Тамада на сцене вовсю старается:
- А теперь все дружно поднимем правую руку и крикнем "Ура"!..
Представил, как толпа зрителей дружно указывает на солнышко, взоржал, чуть сам не зиганул.
riidekast: (Мартин Рейхстагович)
Возвращаюсь с перекура. Боковым зрением вижу чорные клубы дыма со стороны танков, иду дальше... Осознаю.
ШТА?! Без меня?!! Стоямба!! И тут танк изрыгает ещё одну чорную тучу.
Оказалось, горит спрятавшийся за танками маленький дворницкий катерпиллар. Дворник стоял рядом и наблюдал пожар с плохо скрываемым удовольствием.
Какое разочарование.
riidekast: (Default)
Вы когда-нибудь видели куклу Барби под спидами и с ведром краски? Я тоже не видел. А она есть.

riidekast: (Default)
Из нашего отдела девочку-бобра таки выперли, и все вздохнули с облегчением, наперебой радостно жалея бедную девочку с тумбою вместо мозга. Интересно, как скоро из общего зала принесут ея голову на блюде.
Перед уходом девочка-бобёр добавилась в мордокниги ко всем, до кого дотянулась, в том числе и ко мне. Я стоически терпел комменты "какой ужас" под сотонинскими картинками, вычищал со стены гифки с розочками, на второй день мордокнижной дружбы уже тихо закипал и ждал удобного момента для отфренда.
Никогда бы не подумал, что я могу порадоваться ватным перепостам об ужасах, творящихся в фошыстской братской стране.
riidekast: (ГОРФ)
Я открываю глаза - надо мною стоит
Великий Ужас, которому имени нет
Я вижу тень, вижу пепел и мертвый гранит
И понимаю, что это всё ещё нижегородский зоопарк.

riidekast: (Стебут)
Отсиживал вечернее дежурство.
В половине восьмого зазвонил телефон. В трубке тишина.
- Алло! Алло, я вас слушаю!.. Говорите!.. - мало ли, какой заблудший читатель. Всё-таки здесь я стал относиться к ним добрее.
Далёкий женский голос:
- Здравствуйте, это квартира?
- Нет, это библиотека.
- Очень, блядь, смешно, - ответил мне далёкий женский голос и бросил трубку, оставив меня в обиде и недоумении.
riidekast: (Стебут)
За окном царила солнечная пыльная осень, а я сидел дома как привязанный и смотрел, как настоящие сварщики бегают по квартире, нежно прижав к груди радиаторы отопления, и варят тридцать вторую трубу, которой суждено стать стояком. И столько раз было повторено, что эта труба - не просто труба, а тридцать вторая! - что я теперь, пожалуй, не смогу смотреть на неё безразлично, для меня она тоже навеки стала тридцать второй.
Подумал и решил, что, раз уж они тут, надлежит поменять не только стояк, но и батареи. Как же я охренел, когда слегка пошатал крюк, на котором висели стопицот килограммов чугуния и который казался мне незыблемой твердынею, и этот крюк остался у меня в руках, а из стены вывалился кирпич. А другой крюк был укреплён в стене посредством спичек, желудей и гнилой деревянной щепочки. А ведь я на полном серьёзе хотел оставить старые радиаторы.
Проиблись весь день, но так и не доделали.
Очень утомительно сидеть весь день в подвешенном состоянии и сторожить сварщиков, даже если они настоящие.
riidekast: (Нечестивый)
В подъезде висит объявление, что будут менять газовые стояки, в связи с чем жильцы, начиная с августа, должны постоянно находиться дома (цитирую дословно).
Видимо, пожизненно.
riidekast: (Стебут)
В начале двухтысячных продавали "Очаково-жёлтое", крепостью в три, что ли, градуса. Однажды я наблюдал, как из магазина вывалилась толпа отроков численностью человек этак в семь, отважно несущая на вытянутых руках полтора литра этого самого "Очка". С криками: "Мы идём бухать!! Мы сейчас нажрёмся!!!" отроки скрылись за горизонтом.
Вспомнилось вот.

riidekast: (Химола)
Расположенный на Чермянке памятник говну и веткам, что характерно, изготовлен из говна и веток.
Под памятником говну и веткам расположена летняя сцена, на которой в тени говна и веток может, например, играть военный оркестр или выступать столичный мэр Сергей Собянин.
Перед сценой, расположенной под памятником говну и веткам, находятся скамейки для зрителей. Сидя на них, посетители народного парка могут любоваться выступлением военного оркестра или столичного мэра Сергея Собянина, а также говном и ветками.



riidekast: (Нечестивый)
- Знаешь, что я сегодня прочитал?
- Знаешь, почему онкель Киппель купил Опель?
- Знаешь?...
Знаете, как меня задолбала эта формулировка? Потому что в большинстве случаев вопрос оказывается нифига не риторическим и повисает мхатовская пауза, которая будет длиться и нагнетать, пока я не издам в ответ хотя бы мычание.
Нет, не знаю и не уверен, что хочу знать. Сказал "А", говори "Б". Не в театре.
riidekast: (Нечестивый)
Видали ли вы прекрасные звёздные пейзажи в окрестностях Плутона? Мне сегодня довелось. Когда узнал, что в четверг мне надобно в рамках повышения квалификацыи ехать в основную локацыю на лекцыю.
На которой будут учить Работать с Программой Пэйнт.
Работать. С программой. Пэйнт.
Я считаю, что этот подход в корне неверный, следовало бы начинать с месячного курса по работе с блокнотом.
В первые три недели - бумажным.
riidekast: (Default)
В целом мире существует единственное в своём роде чудо - принтер, умеющий картон. Поскольку это животное уникально, к нему следует подходить с поклонами и реверансами, и дышать на всякий случай в сторону. А, и ещё просто так он картон не ест, следует каждый лист предварительно согнуть трубочкой.
И я, как робот Бендер, гнул эти трубочки, прерываясь на реверансы в адрес уникального аппарата, который плевался тонером и всячески исходил, так что даже читатель под конец заинтересовался грохотом и матерными возгласами, доносящимися из угла.
- А что вы делаете? Ой, картотеку, да? Я же смогу ею пользоваться?
- Нет, - отвечал Сундук, - сие есть для внутреннего употребления.
- В таком случае почему бы вам не сделать этот каталог на конплюхтере?.. А, я понял! Когда Запад испортит все конплюхтеры, у вас останутся карточки!!
Умница, возьми с полки пирожок.
Page generated Sep. 23rd, 2017 05:36 am
Powered by Dreamwidth Studios