riidekast: (Default)
Не помню, когда последний раз выгуливал зеркалку. Сначала было тяжело тащить с собой лишнюю пару кило, потом было лень, а потом я втянулся в жанр ёршика.
На самом деле я тот ещё фотодрочер. В том смысле, что фоткать привык всё, что поддаётся фотканию, а неподдающееся - поддавать и всё равно фоткать. И когда появилась зеркалка, а с нею возможность пилить большие объёмные картинки, я этой возможности обрадовался (другое дело, что пришлось практически учиться снимать заново). В общем, мне даже нравилось то, что выходило. Но иногда ехал куда-то по делам, вообще не планируя что-то фоткать, в таких случаях на помощь приходил адский кнопочный кирпич. А потом дома смотрел фото с кирпича и понимал, что при всём своём несовершенстве кирпич сумел зацепить нечто такое, что на зеркалке не выходит. Зеркалка требует построенности кадра, в принципе это инструмент для создания законченного щедеврю, а кирпич выхватывал именно фрагмент текущего бытия.
Вынужденная невозможность таскать дуру с объективом прокачала некий скилл, позволяющий снимать на ёршик всё подряд, но при этом более-менее художественно. И чего-то это дело мне так понравилось. Ёршиково плоское видение мира заставляет подстраиваться, чтобы уместить в эту двумерность некий кусок бытия. Оно так, кусками, и получается.

Примерно по той же причине подсел на стограм, интересны именно куски чужих жизней, снятые на различной степени кондовости кирпичи и ёршики. Когда в начале времён искал интересные аккаунты, ругался с другом-фотографом, который упорно подсовывал мне говнозеркальщиков с охулиардами горных массивов и морских закатов.
- Я про жизнь хочу!
- А это чем не жизнь? Ты знаешь, сколько нужно дрючиться, чтобы снять такой закат?!
Ой всё. Если мне приспичит посмотреть широкоформатный закат, я найду стопицот таких же картинок в гугле. И уже неинтересно, как там фотограф дрючился, ловил свет и ночевал в болоте ради совершенного, но совершенно типового кадра. А вот Вася в ебенях - дело другое, Вася уникален. Будь как Вася
riidekast: (Default)
В детстве, бывая у приятелей, неимоверно завидовал тем, кто жил в панельках. Сам я при этом жил в сталинке, но почему-то маленькие комнатки, трёхстворчатые окна и подъезды с пластиковыми перилами наводили странную тоску по тому, чего я никогда не видел. Даже во сне у меня уже долгие годы есть постоянная локация в доме с раздолбанным лифтом - двухкомнатная квартира, в которой слышно соседское радио, с бумажными отслаивающимися обоями и видом на недострой. Там я отдыхаю.
С годамы я понял, что завидовать особо нечему, но - у других была в детстве панелька, а у меня ея всё равно не было. Да, у меня сейчас есть трёхстворчатое окно. И иногда разлюбезный Смыков исполняет роль радио, в такие моменты радуюсь, что соседи у меня только с двух сторон. В панельном доме с картонными стенамы я бы довольно быстро, подозреваю, дался ёбу. Но странная иррациональная приязнь к панелькам сохранилась и, видимо, именно она со временем мутировала в постоянные поиски эстетики ебеней - когда меня начинает носить по спальным районам за сложнообъяснимыми красотами.
riidekast: (Лори)
Я мастер выдумывать себе фобии. Когда после работы находит стих помахать гантелями, примерно в это же время у медведя наступает час буйных игрищ. И вдруг мне стало страшно нечаянно уебать ея железякой в процессе разводки, пока медведь хаотично носится по всем горизонтальным поверхностям, включая меня. Понимаю, что вероятность встречи медведя с гантелей близится к нулю, но который день не могу отогнать стоящую перед внутренним взором картинку, когда травмированный зверь превращается в сломанную заводную игрушку, смотрит в никуда и движется нелогично и страшно.
Брррр.

Нюанс

May. 4th, 2017 11:47 pm
riidekast: (Стебут)
Читатели делятся на две категории. Один, начитавшись, говорит:
- Я закончил, мне это больше не нужно.
А другой возвращает книги со словами:
- Можете расставлять на место.
И хочется этого читателя крестом перее взять за шиворот, потрясти и грозно вопросить:
- Никак, расставлялка выросла?
riidekast: (Нечестивый)
(кросспост для истории, знамо дело)

Напрасно я бил себя пяткой в грудь и клялся, что меня вынесут отсюда только вперёд ногамы. Теперь и самому не нравится. Вроде бы ничего не изменилось, разве что и без того сдувшаяся флента подсдулась, но раньше я вещал в уютную пустоту выселенного дома, в котором целы все окна, а внутре шелестят старые обои, хранящие былой уют. А сейчас я зрю огромную дыру, из которой несёт трупаниной и говном, а чтобы не так воняло, сверху присыпано конфетти и серпантином. Странный, надо заметить, способ дезодорации.
Раз года в полтора я вспоминаю о фошыстском дневнике на лирушке, долго и любовно подбираю к нему пароль и вспоминаю, каким я был юным тупым максималистом. А жежешечка с новым соглашением и такого шанса не оставляет. Я разделяю точку зрения, что живём мы здесь и сейчас, но, диавол, а как же воспоминания?! ("А за воспоминаниями идите в миниправ," - отвечает нам обновлённая жежешечка).
Ну и, видимо, судьба моя такая, хоронить по кошке в каждом дневнике.
А Дрим внезапно перестал восприниматься мёртвым зеркалом, там даже какая-то жизнь завелась, по ощущениям похоже, как если бы я, преисполненный радужных надежд, начинал днявочку с нуля на новом ресурсе.
Кстати, если кто-то есть на Дриме, ну вы поняли.
riidekast: (Default)
Препарирую занимательного таракана. По всему выходит, что до лiкарни мне ехать 15 минут одним транспортом, 15 минут другим, ну ладно, положим ещё 15 минут на ожидание, и там ещё 15 минут ногамы. Но смотрю в карту, вижу жопу мира в глухом лесу и не верю, что добраться до пункта назначения можно меньше, чем за два часа. Хотя я там был осенью и помню, что сие таки реально (если не принимать во внимание теоретическое адское половодье в парке и такую же адскую непроходимую стройку, имевшую место о прошлом годе вокруг МЦК - но хотя бы стройка-то должна была закончиться).

Бытие

Mar. 15th, 2017 12:57 am
riidekast: (Default)
И тем не менее есть какая-то извращённая прелесть в утренних хождениях по лiкарням вместо работы. Хотя если бы пришлось переться к семи утра за талончиком, вряд ли я бы воспринимал эти хождения так легко. Тем не менее, новые маршруты, новые места, не ебеня с промзоной - так парк, не парк - так район из параллельного мира... Потом внеочередной пикник на обочине под осенним зимним весенним солнцем. А мотивация для пикника совершенно железобетонная - чтобы потом на работе не поплохело. Да и осознание, что каждый такой поход в лiкарню приближает результат, изрядно бодрит. В итоге возвращаюсь на рабочее место даже в чём-то отдохнумши (а по дороге ещё один банан сожрамши, да чаю испимши, да пару раз покуримши, да в ебеня повтыкамши).
Только чего-то я переоценил нонеча свою отдохнувшесть. Я сильный! Я смелый!! Я, блядь, ебанутый!!! Вдвоём с узбеком, вооружившись тремя телегами, за полтора часа перегрузили с этажа на этаж 1800 книг. И, главное, так хорошо и бодро пошло, но я совсем забыл, что перед тем из меня изрядно попили кровушки. В результате вечером резко срубило, дополз до дома, упал и умир.
По крайней мере, с пивом помирать значительно веселее, чем без оного, кончился мой зож.
riidekast: (Default)
Одна из самых странных мотиваций ever. С учётом природной лени посокрушался над тем, что из просто дрыща в отсутствие даже минимальных нагрузок превратился в окончательного дрыщпана, решил, что если звезда Сад-аль-Забих встанет правильно, к лету само нарастёт, а там уже подкорректирую. Пошёл к зеркалу и запилил для истории очередную фоточку из серии "Как я заживаю". А там так здорово свет упал, что вместо дрыщпана на фото получилась вполне себе подкачанная тушка, до которой мне на самом деле пахать и пахать. Посмотрел... и пошол пахать. Вдохновляясь фотографией дрыщпана, растерявшего за зиму и то немногое, что было, да.
А руки выше плеч до сих пор поднимаю с преизрядным скрипом.
riidekast: (ГОРФ)
Как выяснилось, не только я в девяностые видел на заставке "ВИД" Ельцина с жабою на голове. И это было абсолютно естественно, как воздух, - свобода, равенство, братство, демократия и жаба на президентской макушке. А сейчас непредставимо, чтобы не то что по первому каналу, а даже по какому-нибудь захудалому Рен-тв пустили заставку с жабою на голове, хотя бы отдалённо похожей на того-чьё-имя-лучше-не-называть.
И это зело печально.

Рука пород древесных,
река дорог железных
Течет к нам из Орла,
Ла-ла, ла-ла.
Лалалалалалалала!..
(извините, вырвалось)
riidekast: (Default)
Поездка по делам иногда превращается в увлекательнейшее путешествие, причём мне так и не удалось отследить ту грань, за которой унылое "надо" становится радостным "у-еее", когда и семь вёрст не крюк. Давеча по пути из больницы заехал в магазин за исподним и задолбался так, словно самого диавола на горбу катал, не нашёл в себе сил даже зарулить в аптеку, хоть и ннннадо было.
А однажды Read more )
riidekast: (Default)
Когда я, в бытность свою девятнадцатилетним Сундуком, шёл устраиваться в Историчку, в какой-то момент словил инсайт. Перед внутренним взором выстроилась чёткая картина: сидит Сундук за кондовым столом и общается с читателями (на этом месте уже стало дурно, бо я всегда был социофобом). За спиной в полумраке - малая родина в виде стеллажей, набитых литературой. Сгущаются сумерки, Сундук надевает свою солдатскую шинель, по-хозяйски выключает свет и гремит ключами, запирая цитадель науки. То есть это всё представилось одномоментно, как некий сюжет из книги или из сна, промелькнуло и забылось, а когда я начал свой путь грузчика-разнорабочего, эта картинка окончательно поросла мхом и пылью, как не имеющая ничего общего с библиотекарским трудом.
Спустя одиннадцать лет сюжет не то что материализовался, а стал обыденностью, разве что шинель давно канула в небытие. В один из вечеров ходил себе, обесточивал помещения, запирал двери, и внезапно понял - вот оно, йа это видел.
riidekast: (Лори)
У меня новый приход.
Через пару недель после операции бугуртел, что больно, что бандаж, что робот Бендер свободнее движется, чем я.
А давеча накрыло каким-то расслоением. Пошёл в рабочий сортир переклеивать пластыри, смотрю в зеркало - красиво, шрамы постепенно розовеют... Так, стоямба. Это что в зеркале, я? Это мне операцию сделали? Вы чоу, шутите? Вот это вот всё было? Это вот у меня это всё заживает и я на себя что-то леплю? Да ну, так не бывает, это не я, а кто-то другой. А что пластыри у меня, чешется под ними у меня и в зеркале красота с моим лицом - то какая-то ошибка. Так не бывает. Это было не со мной.
После перекура идиотское ощущение отпустило, но я чувствую, что оно где-то рядом.

МЦК

Jan. 11th, 2017 02:57 am
riidekast: (Default)
Нонеча я проехал-таки кольцо целиком. Не одномоментно, но факт. Сделал перевязку в пункте А, поехал пожрать в пункте Б, оттуда отправился работать работу в пункте Ы, и с возвращением домой круг замкнулся. Какие всё же дивные ебеня - окрестности МОЖД, мне особенно нравится Белокаменная, вся такая модная в чистом поле посреди заброшенных строений, там даже связь не ловит. И какой апокалиптец настанет через пару лет, когда (если) достроят жильё около станций. Уже сейчас в час пик заметно, что пассажиропотоки устроены бестолково, а пропускная способность турникетов и эскалаторов никакущая, будет грустно, если получится аналог монорельса - консервной банки, которая раз в пятнадцать минут набивается под завязку так, что между конечными выйти почти нереально. (Хотя, справедливости ради, он мне нравился в сравнении с метро... Но при сравнении получасового и полуторачасового, и это если ничего не сломается, способов добирания до работы разонравился).
К вещам, которые прошли со мной какой-либо нелёгкий путь, имею свойство испытывать некое сочувствие. Когда сдохла первая моя мыльница, первое сожаление было именно таким - мы же столько прошли вместе, столько забросов облазили, на Линию Маннергейма съездили, столько всего перефотографировали. А сейчас обнаружил, что из рюкзака по сию пору торчит недопитая пепси, взятая на случай непредвиденного обморока в пункте А (таки пригодилась), и иррационально хочется гаркнуть ей что-то вроде "Ну что, брат путешественник, одолели мы с тобой кольцо, а? А? То-то же!"


Иллюстративное фото: пункт Ы. "А по ночам деревья горели".
riidekast: (Летает)
Цвета зимы - белый, серый, коричневый, красный. Белый снег, серый снег, коричневый снег. И красный кирпич домов. И всё это плотно ассоциируется с Советским союзом, каждую зиму весь мир превращается в какую-то тотальную овощебазу из красного кирпича, внутре которой меж выкрашенных масляной краской стен висит на голом проводе тусклая лампочка и пахнет капустой, а вокруг бескрайние просторы грязного снега. А ведь где-то в таком же монохромном зимнем мире стоят краснокирпичные домики с крутыми крышами и резными слуховыми оконцами, и, наверно, та же цветовая гамма вызывает совершенно другие ощущения. Да и в сказке про Белоснежку вряд ли королева думала о той овощебазе, сидя с вышивкой перед чорным окном в пасмурный зимний вечер.
Брежу, извините.
riidekast: (Default)
В иллюстрированных детских книжках меня больше всего завораживали картинки-виньетки, размещаемые в конце текста. Как правило, они несли в себе не столько квинтэссенцию-подитог произведения, сколько свой, совершенно загадочный смысл. В одной из книг с иллюстрациями Билибина сказка заканчивалась маленьким окошком в ночной дремучий лес, из которого сверкал глазами тёмный волчий силуэт. Я в упор не помню, что это была за сказка, но одного этого волка хватило бы ещё на сотню сказок, притом что в сюжете он, кажется, если и участвовал, то мимоходом.
Обычно эти виньетки были более прозаичными, но не менее содержательными. Историю о ссоре молока и манной каши подытоживал довольный кот на лоскутном одеяле, а, скажем, стихи о Маше-растеряше заканчивались растрёпанной куклой, небрежно брошенной рядом с будильником. История закончилась, ея герои пошли куда-то вытворять что-то, предписанное сценарием, жить-поживать и вытирать с усов условные мёд-пиво, а виньетка - окно в другой, опустевший мир. Герои ушли, теперь там царят свои законы, что-то вроде вчерашнего дня, пожираемого лангольерами, но только самодостаточное - в каждой такой картинке кроется свой сюжет, уже никак не связанный с самим произведением.
Примеры я, конечно, дурацкие привёл... Но вот недавно попалась советская брошюрка двадцатых годов, а там в тексте маленькая врезка-картинка. Смотрю на нея и чувствую - что-то не то, не на месте рисунок. Как раз слишком концентрированно и при этом не по теме рассказа, ему бы самое место стоять в конце и быть одновременно абсолютным финалом и недосказанным продолжением.
Подумалось, что запредельной крутотою были бы иллюстрации по Летову - не к самим песням, а вот такие пост-сюжетные виньетки.

Saboteurs

Dec. 10th, 2016 02:30 am
riidekast: (Default)
Я терпеть ненавижу живопись, но мой дражайший собеседник поверил в это только после того, как я признался в вечной любви к Дали, Ложкину и Пузу. Примерно так же сильно я не люблю историю, и именно поэтому упрлс сижу читаю про операцию "Ганнерсайд".
И вроде бы всё то, а вот что-то не то... Понял, что. Мюетехяпяей это называется, он же финский стыд, когда другой придумал, а неловко почему-то тебе. Участники операции прошли N километров в пургу, выполнили миссию, прошли ещё NN километров в пургу, ВЫЖИЛИ и стали героями. В буквальном смысле, а не в привычном, который бугага.
А у нас чуть ли не на подкорку записано, что герой войны - мёртвый герой. Если человек прошёл огонь, воду и ледяную пустыню, а потом вернулся, значит, где-то на полпути его совратил Госдеп. В смысле, условно, так-то я и сам свои триста баксов жду.
То есть я вот сейчас поймал себя на подсознательном ожидании, что в конце истории участники операции дружно замёрзнут в снегах, подорвутся на собственных зарядах или погибнут как-то ещё, а без этого, значит, недостаточно героично получается. И рука сама липнет к лицу в могучем аутофейспалме.
riidekast: (Заземление)
Читал о железнодорожной сигнализации. Она полна шедевров буквализма наподобие: "Знаки «Начало опасного места» и «Конец опасного места» ограждают опасное место. Знак «Конец опасного места» размещается на обратной стороне знака «Начало опасного места»". Но ещё больше в ней загадочных символов и красот, напоминающих мне круги на полях и следы от движущихся камней.

Сигналисты и дежурные стрелочных постов провожают поезда со свёрнутым желтым флагом днём; с прозрачно-белым огнём ручного фонаря ночью.
При отправлении пассажирского поезда со станции ночью проводники штабного и хвостового вагонов должны показывать в сторону пассажирской платформы ручной фонарь с прозрачно-белым огнём при благополучном следовании поезда.
Световые указатели зелёного цвета могут разрешать движение маневрового состава при наличии на выходном или маршрутном светофоре лунно-белого огня.
Видна поворачивающаяся часть колонки окрашенная в красный цвет днём, красный огонь фонаря в обе стороны ночью — поворачивающаяся часть колонки установлена поперёк пути. Стой!
Один лунно-белый огонь — разрешается производить манёвры; один синий огонь — запрещается производить манёвры; два лунно-белых огня — разрешается производить манёвры, путь, ограждаемый этим светофором, свободен.


Это что-то из серии дымного столба днём и огненного в ночи, только ещё более иррациональное.
Когда я ездил в Сумму, пришлось топать по действующему танковому полигону. Особенно запомнились срезанные верхушки сосен в сочетании с красными рамочками предупреждений, развешанных под каждым кустом: "Оn kielletty!" Степень запрещённости определялась просто. На въезде на полигон имелся шлагбаум. Если шлагбаум опущен, значит, ведутся стрельбы. Поднят - проход открыт. Шлагбаум, по сути, стоял посреди леса, рядом не было ни будки, ни поста, но тем не менее он загадочным образом менял положение.
Вот, пока писал, понял, что это мне напоминает. Сказочных сторожей, у которых во сне глаз открыт, а во время бодрствования закрыт. И никаким логическим законам открытие/закрытие дальнейшего пути не подчиняется.

Ы

Dec. 7th, 2016 01:13 am
riidekast: (Лори)
Казалось, что декабрь никогда не наступит. Он и не наступил, а упал стремительным домкратом, и теперь у меня цейтнот и паника. Пока что я всё успеваю, но ключевое слово тут "пока", а подвешенность не торопится куда-то деваться.
riidekast: (Лори)
Нашёл зело многотомное издание "Естественной истории" Бюффона, залип на иллюстрации. Не знаю, какими тиражами выпускали книги в XVIII веке, но каждый том полон вклеек, тщательно раскрашенных вручную, в паре мест щетина от кисти прилипла.
И опять идиотское послевкусие. Восторг от кропотливой работы художника постепенно сменился тошным унынием. Тигры и львы стоят в позе римской волчицы и косят круглым глазом, как геральдические бабры. У летучих мышей лица пожилых карликов. Приматы на сложных щщах вздымают руки в бумажное нигде и явно наблюдают за кадром падение челябинскаго метеорита. Крот почему-то стоит на мраморном постаменте посреди сада. Всё это не сразу бросается в глаза, но от долгого просмотра возникает что-то вроде эффекта зловещей долины, отчего изрядно портится настроение.
riidekast: (Нечестивый)
Сволочной всё же аргумент - "Ты сам так захотел". Из разряда высокоумных доводов о виктимном поведении. Захочешь в минуту душевного упадка поныть кому-нибудь в жилетку, что устал/разболелся/видел в гробу этот мир и ещё два ближайших параллельных, а в ответ совершенно искреннее недоумение: кто ж тебя заставлял?
И немедленно этот веский довод согревает моё сердце, остужает мою голову и моет, блеать, мои руки. Разумеется, абсолютно всё в этом мире (и как минимум двух ближайших параллельных) делается исключительно из любви к искусству, добровольно и с песней.
Page generated Jul. 24th, 2017 10:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios