riidekast: (Химола)
Когда в день отключения горячей воды отключают ещё и свет, это особенно прекрасно.
Кипятил при лучине котёл с водой и размышлял о двадцать первом веке, полётах в космос, великой стране и прочих занимательных вещах.
riidekast: (Нечестивый)
(кросспост для истории, знамо дело)

Напрасно я бил себя пяткой в грудь и клялся, что меня вынесут отсюда только вперёд ногамы. Теперь и самому не нравится. Вроде бы ничего не изменилось, разве что и без того сдувшаяся флента подсдулась, но раньше я вещал в уютную пустоту выселенного дома, в котором целы все окна, а внутре шелестят старые обои, хранящие былой уют. А сейчас я зрю огромную дыру, из которой несёт трупаниной и говном, а чтобы не так воняло, сверху присыпано конфетти и серпантином. Странный, надо заметить, способ дезодорации.
Раз года в полтора я вспоминаю о фошыстском дневнике на лирушке, долго и любовно подбираю к нему пароль и вспоминаю, каким я был юным тупым максималистом. А жежешечка с новым соглашением и такого шанса не оставляет. Я разделяю точку зрения, что живём мы здесь и сейчас, но, диавол, а как же воспоминания?! ("А за воспоминаниями идите в миниправ," - отвечает нам обновлённая жежешечка).
Ну и, видимо, судьба моя такая, хоронить по кошке в каждом дневнике.
А Дрим внезапно перестал восприниматься мёртвым зеркалом, там даже какая-то жизнь завелась, по ощущениям похоже, как если бы я, преисполненный радужных надежд, начинал днявочку с нуля на новом ресурсе.
Кстати, если кто-то есть на Дриме, ну вы поняли.
riidekast: (Лори)
Давеча, продолжая ковырять Сталина, наткнулся на последовательность из книг с дарственными надписями авторов. Из знакомых лиц только Бухарин, остальные фамилии видел в первый раз. Но как душевно-то!
"Дорогому старому товарищу Кобе..." (кстати, довольно много адресовано именно как Кобе)
"Любимому Учителю и вдохновителю..."
"На долгую память верному соратнику партии..."
К началу второго десятка рука приросла к лицу, накрыло труднообъяснимым, но довольно чорным отчаянием и захотелось возопить: "Люди, блеать, вы видите, перед кем распинаетесь и где он вас вертел?" Я не проверял, но что-то мне подсказывает, что дорогой вдохновитель Коба до конца тридцатых годов успел всех этих дарителей утилизировать. Вот в понедельник уточню.
Хотя одна надпись мне зело понравилась. Роман о деревне "Шатающаяся земля". "Дорогому товарищу Сталину. Если бы вы не озаботились созданием колхозов, то никогда бы не вдохновили написать Шатающуюся землю". Судя по тому, что роман не гуглится, автора пустили в расход сразу на месте.
riidekast: (Нечестивый)
Вчера нам должны были варить стояки отопления, но, разумеется, этого не произошло. Когда я вкратце пересказал бригадиру всё, что я о нём думаю по этому поводу, мне поведали душераздирающую историю о том, как фура с трубами застряла где-то на границе. Контрабанда из Бразилии, я так понимаю.
Сходил к Смыкову, ему другую сказку рассказывают - будто за неделю рабочие столь усердно расползаются по объектам, что потом никак неможно их собрать воедино и отправить варить стояки.
riidekast: (Нечестивый)
В подъезде висит объявление, что будут менять газовые стояки, в связи с чем жильцы, начиная с августа, должны постоянно находиться дома (цитирую дословно).
Видимо, пожизненно.
riidekast: (Химола)
Расположенный на Чермянке памятник говну и веткам, что характерно, изготовлен из говна и веток.
Под памятником говну и веткам расположена летняя сцена, на которой в тени говна и веток может, например, играть военный оркестр или выступать столичный мэр Сергей Собянин.
Перед сценой, расположенной под памятником говну и веткам, находятся скамейки для зрителей. Сидя на них, посетители народного парка могут любоваться выступлением военного оркестра или столичного мэра Сергея Собянина, а также говном и ветками.



riidekast: (Нечестивый)
Они могут не включать отопление в -10 и не выключать его в +35, без предупреждения отрубать газ всему району и без спросу подключать ТВ, но горячую воду они отключают секунда в секунду.
В отсутствие воды пустые трубы выразительно и громко молчат.
riidekast: (Default)
В целом мире существует единственное в своём роде чудо - принтер, умеющий картон. Поскольку это животное уникально, к нему следует подходить с поклонами и реверансами, и дышать на всякий случай в сторону. А, и ещё просто так он картон не ест, следует каждый лист предварительно согнуть трубочкой.
И я, как робот Бендер, гнул эти трубочки, прерываясь на реверансы в адрес уникального аппарата, который плевался тонером и всячески исходил, так что даже читатель под конец заинтересовался грохотом и матерными возгласами, доносящимися из угла.
- А что вы делаете? Ой, картотеку, да? Я же смогу ею пользоваться?
- Нет, - отвечал Сундук, - сие есть для внутреннего употребления.
- В таком случае почему бы вам не сделать этот каталог на конплюхтере?.. А, я понял! Когда Запад испортит все конплюхтеры, у вас останутся карточки!!
Умница, возьми с полки пирожок.
riidekast: (Нечестивый)
Студентам сегодня устроили какое-то патриотическое мероприятие. Шёл в столовую под моросящим дождём, из-за угла доносился гимн и неразборчивое вещание через матюгальник. Дорога была усыпана пресловутыми ленточками, которые тщетно пытались цеплять на детей в обязательном порядке. Неприятная коллега сокрушённо вздохнула - столько ленточек растеряли, нельзя же так, этожесимвол, - тщательно собрала все и отнесла в комендатуру.

После обеда мы пили, блять, чай с кексами, оставшимися от, блять, псхи. Похожая на Оголтелого мадам, которой я до сих пор изрядно симпатизировал, завела разговор о евреях.
- А всё-таки их есть за что уважать. Вот я с одним была знакома... И, понимаете, всё-таки что-то в них такое есть, за что их можно уважать. Вот я бы прямо сейчас даже руку еврею пожала.
Да лучше бы влезла на стол и, брызгая слюной, орала про абажуры, это было хотя бы честно, а так тошно стало от сего благожелательного нацизма. С одной стороны, жалею, что сам не полез на стол в ответ, не для евреев, а для себя, с другой, мне со всем этим вроде как работать. Ну для себя я сову разъяснил.

Интересная закономерность прослеживается в степени утеплённости индивида, скорости его передвижения и наличии на оном полосатого куска материи. Ватник - это неспроста.

На последнем издыхании заполз вечером в магазин. Персонал, включая охранников, поголовно в пилотках и обмотан ленточками. Стоя в километровой очереди, встретился взглядом с усталой узбекской кассиршей (в пилотке и ленточках), и это был самый содержательный разговор за день.
- Я очень ибал всё это, - сказала кассирша.
- Я тоже, - отвечал Сундук.
riidekast: (Химола)
Иногда мне мечтается жить в усадьбе, и чтобы все эти посетители были моими крепостными. А зашёл нынче вовнутрь такой усадьбы, и остался изрядно разочарован. Скрипучие мебеля, пыльные драпировки, неожиданно тесно (а я думал - потолки ооо, залы ууу), в целом атмосфера дачного чердака. Потенциальные крепостные ходют и восторгаются богатыми залами с изящной отделкой, потенциальные горнишные зорко следят, чтобы никто не сфотографировал кресло, которое готово развалиться от мимолётного взгляда, в целом от такого трепетного отношения к предметам старины возникает желание смачно извлечь из носа и пристроить куда-нибудь на занавеску соплю, харкнуть на облезлые паркеты и гаркнуть: "Эх, живали буржуи!11"
Чота я давно не выбирался в соцыум и теперь, чую, ещё долго не буду.
riidekast: (ГОРФ)
Одни и те же люди рвут на груди рубаху за того мальчика, с которым уже не помню что сделали, и пишут гневные комментарии под фильмом про ГУЛАГ - это всё фейк, мол, и клевета.
Дивная гармония сознания.
riidekast: (Химола)
Обычно я не смотрю случайные видео на ютубе, если они длиннее пары минут. Но тут залип. Мужик возжыгает грибы, топит картошку в сырой воде, плюхает на стол жырные ложки, рубит лук почти что топором, вещает о кулинарных технологиях и радостном смирении плоти. Это стоит смотреть хотя бы ради озвучки.
Ну просто сферический человек-мудаг, извините. Он прекрасен.

riidekast: (Нечестивый)
Оригинал взят у [personal profile] akim_trefilov в ремонт в одном московском метро
Я о житейском и банальном - но по поводу сегодняшней "Ночи длинных ножей" в Москве
На хорошо знакомой мне станции метро завершился собянинский ремонт входов-выходов. Можно подвести итог.
Что было изначально? Подземный вестибюль, выходящий на облицованную позднесоветским мрамором площадку, от коей начинались два обычных подземных перехода. Там были ларьки - аптека, напитки-прикуски, сигареты, электротовары, колготки, флэшки, ремонт обуви и сумок, хлеб, журналы. Все это работало до десяти, а самое нужное - и до одиннадцати вечера, ярко освещалось, охранялось парой охранников, а к ночи убиралось пристанционными бомжами. Большая часть продавцов трудилась тут много лет, их знало полмикрорайона, а отношения с ними выстраивались самые человеческие: "вы это не берите, я хозяину уже сказала чтобы он это вернул, мне краснеть перед людьми не хочется". Сложилось целое людское сообщество со своими драмами - чего стоил роман продавщицы сигарет с хозяином ларька: страсти, достойные кинокамеры италиянского неореалиста! а как все вместе, продавцы и покупатели собирали на долгое житье в приюте для огромной престарелой псины, прибившейся к выходу из метро - все настоящее, живое, не фэйсбук-гламур.
Вдруг разом все исчезло, выход из метро закрыли, переход все лето долбили перфораторами, благородный мрамор куда-то канул, обнажив пыльные бетонные внутренности. Поверх грязи и таджикских строителей с полуразбитыми тачками повисли сверстанные каким-то очередным толстЫм татьянычем постеры, о том, что скоро тут будет чисто типа удобно и цивилизованно.
Скоро наступило примерно спустя год, а до того выход то открывался, то закрывался, пылиЩЩи и грязиЩЩи было полно, а приближение цивилизации ограничилось появлением какой-то видеопанели, показывающей рекламу хорошего человека Сергей Семеныча Собянина и его транспортных побед (впрочем, через неделю ее разбили) и модных и бессмысленных автоматов, надеющихся продать японские напитки японским же москвичам - вероятно, за йены, впрочем, этого никто пока что не проверил.
И вот драный строительный занавес - наконец - взвился, и даже можно сделать некие выводы о предложенной нашему вниманию новой трактовке сюжета.
Ларьки, разумеется, исчезли вслед за cтарым мрамором. Стены внешнего вестибюля и перехода покрыл какой-то серый фанерогранит: к своей вящей радости местная гопота выявила места, по которым ежели со всей дури въехать ногою, то на вид каменная нерушимая и монолитная стена проламывается, обнаруживая в своей основе хлипкую дощатую обрешетку. Вместе с ларьками пропали охранники, отверзлась милая сердцу нашего северного градоначальника прозрачная пустота. Однакож природа ее не терпит: на голых стенах нарисовались многочисленные надписи - и просто ни о чем, и о продаже миксов с номерами телефонов. Иногда их ненадолго смывают. Лишившиеся работы и присмотра бомжи стали в пустеющем с половины десятого длинном переходе пить водку из Пятерочки, разбрасывая объедки и приставая к прохожим. Идти вечером после работы за чем-то необходимым теперь некуда - в предлагающий протухший фарш и носки за 780 рублей "Перекресток" люди рады весело бежать за цивилизацией километр по темному, продуваемому всеми зимними ветрами и покрытому соляной слякотью городу только в воображении идиотов с Тверской. Днем, когда прохожих много, переход стал заполняться торгующими бабушками и какими-то мутными личностями с невнятными товарами. Раз в две недели некоторых из них задерживает изредка заезжающая полиция. Впрочем, вечерами ее ни одна из женщин, до коих в опустевшем и погрязневшем переходе докапываются бомжи, ни разу не видала.
Зачем на создание этого общего неудобства и на деградацию вполне обжитого социального пространства в кризис были потрачены огромные деньги - никто не собирается объяснять.

Page generated Jul. 22nd, 2017 10:56 am
Powered by Dreamwidth Studios